«Алиса», «Веретено»

Сюжет этого клипа довольно прост: лидер группы «Алиса», Константин Кинчев, вспоминает творческое прошлое своего коллектива. Сам клип снят в 2001 году, но включает в себя многочисленные фрагменты из клипов более ранних.

Начинается клип с черно-белых кадров: обнаженный Кинчев сидит в белой пустоте, обхватив руками одно колено. Он поднимает глаза на камеру, и фрагмент сменяется новым: теперь это вид на небо сквозь пальцы, снятый с эффектом сепии — видео не черно-белое, а черно-бело-ржавое. Черно-бело-ржавое небо исчезает, появляется черно-бело-ржавое шоссе, снятое сбоку и с высоты, картинка быстро вращается и уступает место кадрам с участниками «Алисы», прыгающими куда-то спинами вперед. Снова мелькает небо — и кадры становятся цветными, наступает настоящее время.
В кадре снова Константин Кинчев, его лицо с резкими чертами и немногочисленными, но уже заметными морщинами. В стриженных волосах, — известная всем алисоманам стрижка, короткие волосы спереди и длинные на затылке, — видна седина. За плечами у него видно огромное озеро и стебли камыша.
Кинчев встает и оглядывается по сторонам, сощурившись и поджимая губы. Камера слегка отъезжает, и становится видно, что на нем кожаная куртка-«косуха», джинсы и темно-синяя майка. Некоторое время он выбирает, в какую сторону ему пойти, и, наконец определившись с направлением, отправляется прочь от озера.
На следующих кадрах мы видим песчаный пляж, на который Кинчев выходит как бы из невидимого зеркала и раздваивается: один Кинчев идет в одну сторону, другой — в другую.
Путь продолжается. Константин проходит мимо небольшой рощицы через заросли многим знакомых растений с большими широкими листьями и белыми цветами-зонтиками на высоченных ножках. Листья еще зеленые, а вот цветы уже сухие. На следующих кадрах видны деревья с начавшей желтеть листвой — на дворе осень, время воспоминаний.
Кинчев идет по полю, через высокую траву, ненадолго останавливается, чтобы оглядеться еще раз.
Снова пляж, снова зеркало. Теперь певец стоит перед ним и проводит по нему пальцем. Мы не видим его самого, только отражение. Кинчев делает шаг в сторону, отходит от зеркала — и прошлое сменяет настоящее: навстречу камере, тоже по полю, но по другому, идут, танцуя, он сам, но моложе, и двое музыкантов. На Кинчеве-из-прошлого — черные кожаные штаны, торс скрывают некие черные лохмотья, возможно, бывшие однажды футболкой, правый глаз закрыт черной повязкой. Музыканты, — басист и гитарист, — тоже в черном, один из них голый по пояс.
Кинчев-из-настоящего переходит через пустырь со следами колес на песке. Кинчев-из-прошлого взмахивает руками, и Константин-из-настоящего ускоряет шаг и бежит — неужели от себя же в прошлом?
Кинчев останавливается, переводит дыхание, но бегство не удалось: на экране опять фрагмент старого, черно-бело-рыжего, клипа. Теперь это не поле, а узкий кирпичный коридор, по стене которого тянутся толстые трубы. Еще одна версия Кинчева-в-прошлом входит в этот коридор и спешит по нему, спиной к камере, сунув руки в карманы джинс. Он останавливается, зажигает в коридоре свет — и мы успеваем заметить, как Кинчев-из-настоящего отступает от стены в начале коридора и идет вслед себе-прошлому.
короткий фрагмент концерта, прерванный кадром с Кинчевым-из-настоящего. Тот оглядывается на концерт едва ли не с раздражением на лице — и быстро идет дальше.
Снова настоящее время, снова зеркало. Кинчев, стоя около него, сбрасывает косуху, потягивается, держа ее в руке, и продолжает свой путь уже улыбаясь, как будто освободившись от некого мрачного груза.
На следующих кадрах снова один из ранних клипов. Черно-бело-рыжая «Алиса» пляшет и кривляется на какой-то крыше, Кинчев сбрасывает с головы и швыряет на землю высокий колпак.
Колпак летит в настоящее и приземляется в цветном кадре, возле шоссе, по обочине которого идет теперь Константин. И остается лежать — на него никто даже не оглядывается.
Прошлое, гримерка. Кинчев сидит у трюмо, закинув на него ноги, его снимают на огромную камеру, рядом кто-то из музыкантов. В следующем кадре — ударник за установкой.
Снова настоящее, снова стремительная ходьба, снова берег озера. Снова зеркало — теперь Кинчев заходит за него и исчезает.
Старые концертные кадры, опять черно-белые. На сцену сыпется белый искусственный снег.
В настоящем Кинчев шагает по шоссе, через поле, перепрыгивает невысокий забор и останавливается передохнуть у высокого стога сена.
На новой вставке из прошлого — фрагменты старых клипов и концертов, снова с рыжим фильтром. Лица, и без того загримированные, этот фильтр превращает в совсем уж жуткие маски. В некоторые отрывки вмонтирован Кинчев-из-настоящего — он с грустью, и, кажется, иногда не без осуждения смотрит на себя и фанатов.
Привал окончен, пора продолжать поход. Дорога лежит через поле, через рощу, мимо линии электропередач. Неожиданно в кадре возникает лицо, перечеркнутое крестом прицела — но все хорошо, это не прицел, это разметка на линзе нивелира, на пути Кинчеву повстречался геодезист.
Снова прошлое переплетается с настоящим. В настоящем Кинчев заговаривает с геодезистом, пробует заглянуть в окуляр нивелира — и видит в нем прошлое, кадры из странных и нервных своих же клипов, полные диких гримас и дыма. На одном из них Кинчев танцует в шутовском колпаке — сам кадр черно-белый, и только колпак красный с черным. На другом — тоже танцы, в шортах и тоже в колпаке, но в уже виденном нами, не шутовском, а высоком и островерхом. В этот кадр вмонтирован Кинчев-из-настоящего — он, глядя через плечо, передразнивает свой же танец, потом отмахивается и уходит. Нам показывают, как он, около микрофона в студии, улыбается и поднимает скрещенные руки — «стоп».
Опять поле, опять нивелир. Кинчев-из-настоящего отворачивается от окуляра и идет прочь. Геодезист оглядывается ему вслед, и оказывается, что на лице у геодезиста — ярко-красная длинноносая маска. Маску Кинчев замечает, с досадой глядит на нее и продолжает путь. Косуху он размашистым жестом швыряет прочь.
Кинчев-из-настоящего бродит по полю, садится отдохнуть под опорой ЛЭП…а сброшенная косуха падает в прошлом, возле каких-то гаражей, и Кинчев-и-прошлого подбирает ее. Он уходит, перекинув куртку через плечо. Кинчев-из-настоящего замыкает его, уходящего, в сложенную из пальцев рамку, а потом опускает руки и остается сидеть, задумавшись.
***
Ссылка на клип