Анастасия Стоцкая, «Вены-реки»

начинается клип с кадров автоаварии. Точнее, самой аварии мы не видим, а видим парк и черный автомобиль с развороченным капотом, стоящий под деревом у дороги. Лучи солнца пробиваются сквозь листву, кажется, это раннее утро.
В машине, на передних сиденьях, двое — девушка и за рулем парень, оба мертвы или без сознания. Камера по очереди приближается к ним, и кадр с лицом парня неожиданно сменяется кадром с головой хищной птицы — орлана.
Орлан сидит на увенчанном огромными рогами черепе тура, укрепленном напротив камина в старинном доме. По бокам от камина стоят два обитых кожей кресла, рядом с каждым в стене по высокой белой двери. Стены частично скрыты переплетением тонких черных ветвей без листьев.
Парень из машины тоже здесь, в этом доме. Он идет по залу, стены которого тоже почти полностью скрыты черными побегами. У зала высокий, изогнутый аркой потолок, с которого свисает тяжелая люстра.
В машине на парне была ничем не примечательная белая куртка с коричневыми полосами на плечах и рукавах. Здесь он одет в джинсы и красную спортивную куртку на молнии. Куртка ярко выделяется на фоне окружающей обстановки — всё вокруг окрашено в синевато-серые темные тона. У парня черные волосы и слегка смуглая кожа.
Кадр с парнем сменяется кадром с, по-видимому, валиком шарманки. Плоские металлические штифты, цепляясь за небольшие выпуклости на валике, воспроизводят звук.
В следующем кадре сама певица, Анастасия Стоцкая. Она сидит на кровати с высокими решетчатыми металлическими спинками, застеленной темно-синим шелковым покрывалом. На ней длинное платье из такого же шелка.
У Анастасии длинные каштановые волосы и очень загорелая кожа.
Слева от кровати стоит большая птичья клетка. Вероятно, именно из нее вылетели белые голуби, которые кружатся у певицы над головой. За голубями следит орлан.
Новый кадр, новый сюжет: маленькая девочка в пышном белом платье с завитыми золотистыми волосами сидит на стуле с полукруглой спинкой и подлокотниками. Она сидит боком, не доставая до пола босыми ногами.
Девочку фотографирует старинным фотоаппаратом с магниевой вспышкой преувеличенно серьезный мужчина в черных очках, в черной шляпе и во фраке с галстуком-бабочкой. У него тонкие усики и бородка. Девочка смотрит в линзы его очков, и ее глаза широко раскрываются, как от испуга.
Мы возвращаемся в комнату с кроватью. Теперь на ней сидят рядом две Анастасии Стоцкие, одинаково одетые, одна из них поет, а вторая смотрит на своего близнеца.
Вращаются шестеренки в уже виденной нами шарманке.
Анастасии поют, парень в красном с решительным заинтересованным видом идет по залу. Вращается валик шарманки — может быть, все происходящее закодировано в его выпуклостях?
Парень выходит к мраморной лестнице, над площадкой которой висит фото обнаженного мужчины в позе, похожей на позу бегуна на старте. По лестнице навстречу парню идут с двух сторон Анастасии.
Быстрая смена кадров и сюжетов. Снова девочка и фотограф, перевернутое изображение девочки в объективе, затем близнецы на кровати — и снова зал с лестницей и идущими по ней одинаковыми женщинами — они почти спустились вниз, и их трое.
Близнецы на кровати поют. Фотограф, наконец, поджигает магний во вспышке, но смотрит он, кажется, не на девочку, а на парня в красном.
Новая сцена — Анастасия, одна, танцует в зале. На ней не длинное платье, а короткое, с как будто изодранным подолом, и не темно-синее, а сложного серо-лилово-голубоватого оттенка. Кадры с этим танцем вливаются в общую мозаику: орлан, две Анастасии на кровати, девочка… снова сменяют друг друга.
Парень в красном проходит мимо спинки невысокого диванчика.
По лестнице продолжают спускаться Анастасии. Парень, кажется, следит за ними взглядом, но в одном кадре они не оказываются ни разу. Одна из Анастасий неожиданно идет вверх, проходя между двумя своими копиями.
В кадре снова девочка. Она подходит к небольшому застекленному ящику, в котором лежит блестящая маска — точный слепок человеческого лица с закрытыми глазами. Посмертный слепок?
В следующем кадре — фотограф, за его плечом парень в красном медленно приближается к мраморной лестнице. На лестнице никого нет.
Девочка раскрывает ящик с маской.
Парень замечает фотографа.
Анастасия стоит около трубы старинного граммофона.
Снова близнецы, одетые в синий шелк, на кровати.
Парень в красном опять идет через зал. В клипе довольно много повторений — не случайно в нем то и дело мелькает шарманка.
Две Анастасии со скучающим видом играют в шахматы, одна из них бросает быстрый взгляд в объектив.
Анастасия в длинном шелковом платье стоит на лестнице, закрыв ладонью лицо.
Крутится валик шарманки.
Фотограф протягивает шахматисткам квадратик белой бумаги. Они замирают и слегка испуганно глядят на него, как будто не решаясь взять.
Прежние кадры в новом порядке: парень в красном, орлан на черепе, девочка с маской.
Две Анастасии сидят рядом за клавесином. Они переглядываются и оборачиваются — кажется, что глядят они на третью Анастасию, танцующую в одиночестве в зале.
Мы снова видим, как поднимается по мраморной лестнице одна из многочисленных Анастасий, снова видим, как к этой же лестнице, но пустой, подходит парень в красном, как следит за ним краем глаза фотограф. Над сидящей на кровати Анастасией кружатся голуби, девочка в белом пугается фотографа, оглядываются две Анастасии за клавесином.
Парень в красном останавливается около диванчика, смотрит вперед, словно догадавшись о чем-то, и ускоряет шаг.
Многочисленные Анастасии в синих шелковых платьях шествуют вниз по лестнице — шеренга справа, шеренга слева, — спускаются и расходятся в разные стороны…что это? Парень в красном идет последним в одной из шеренг, и навстречу ему — одна из Анастасий.
Они встречаются, фотограф ловит их в объектив…но они проходят мимо друг друга.
Фотограф, — неужели с сожалением на лице? — поджигает магний.
В разбитой машине в парке парень и девушка открывают глаза.
***
Ссылка на клип