Микеланджело Меризи де Караваджо, «Ужин в Эммаусе

изображение

Фон картины тёмный. Светлыми пятнами выделяются лишь части лиц и некоторые элементы одежды.
На первом плане трое мужчин, сидящих за столом. На заднем плане — мужчина и женщина, которые обслуживают эту троицу. Мужчина, сидящий слева, развернут к нам спиной. Видно только кудрявые волосы, правое плечо и часть спины, покрытой зеленой тканью рубашки, и темно-бежевая ткань, накинутая поверх. Если приглядеться, видны руки мужчины — он жестикулирует, пальцы раздвинуты, как будто он показывает размер чего-то.
Мужчина, который сидит по центру, внешне похож на Христа. Длинные коричневые волосы его спадают на плечи, одет он в зеленую рубашку, подобную той, что на первом мужчине. Смотрит он вниз, возможно, на стол, лицо освещено, но выглядит бледным. Просматриваются усы и небольшая борода. Мужчина жестикулирует — он будто говорит «вот это» или «вот так»: три пальца собраны, большой и указательный вытянуты. Другая рука мужчины лежит на столе.

Стол застелен белой скатертью, перед мужчиной стоит тарелка с круглым хлебом и зелеными листьями. Напротив мужчины, сидящего слева, лежит такая же круглая булка. Напротив мужчины, сидящего справа, стоит небольшой графин; Он отбрасывает на стол длинную тень.
Мужчина справа смотрит на мужчину посередине, наклоняется к нему над столом. Мы видим лишь небольшую часть его лица. Лицо загорелое, на лбу морщины, за счет чего он выглядит старше всех на картине. Волосы у него короткие, черные, также видно бороду, усы и бакенбарды. Одет он в темно-бежевую рубаху, на которую наброшено более светлое одеяние. Левой рукой мужчина держится за край стола.

На мужчину, сидящего по центру, внимательно смотрит тот, что прислуживает ему. Слуга слегка наклонил голову, как будто ожидая приказа или ответа. У него также морщины на лбу, но кожа более светлая, на носу и щеках угадывается небольшой румянец. Волос почти не видно — на голове небольшая тканевая белая шапочка в виде тюрбана, из под которой выглядывает залысина. Одет слуга в серовато-бежевый жилет поверх белой рубахи, рукава рубахи закатаны. За ним, в правом углу картины, склонив голову видна женщина. По возрасту она могла бы быть ровесницей загорелого мужчины, однако кожа ее значительно более бледная с желтоватым оттенком. Глядя на нее, сразу догадываешься о её более низком социальном статусе. Она худая, что видно по шее, острым скулам и выступающим костям ключицы. У нее темные волосы, забранные под белый чепчик. Одета она в коричневый сарафан, (мы видим только его верх). Под сарафаном белая рубашка. В руках у женщины большое блюдо, разглядеть его содержимое невозможно.

В целом картина говорит нам о пересечении духовного и светского. Духовное в облике мужчины, сидящего в центре, в его манерах и взгляде. Светское — в слугах и трапезе.