Наргиз, «Я не верю тебе»

На первых кадрах мы видим саму Наргиз крупным планом. Она сидит боком на белом мягком диване. Правую руку, сжатую в кулак, она прижала ко лбу, а левой обхватила себя за грудь. На ее лице отражается страдание.
На певице темно-коричневый тюрбан с узором из тонких переплетенных линий и открытое черное платье до колен на бретельках. Ее руки, шея и, как видно в следующих кадрах, спина, покрыты многочисленными нецветными татуировками — пентаграммы, паутина, сложные узоры, звезды. Нижняя губа Наргиз проколота и в нее вставлено небольшое колечко.
Татуировки, тем более такие и в таком количестве, ассоциируются с бунтом, силой и независимостью, и странно видеть женщину, носящую их, едва не плачущей.
«Внесюжетная» вставка: поющая Наргиз крупным планом. Здесь она спокойна, разве что немного грустна.
Следующая сцена. Наргиз открывает дверь в квартиру, и входит тот, к кому обращена песня — бородатый, с волосами до плеч, загорелый брюнет в белой рубашке, сером пальто и черных брюках. Он стаскивает с себя пальто и проходит в комнату вслед за Наргиз.
Мужчина выглядит грубым и агрессивным. Одна пола его рубашки заправлена в брюки, другая нет. По пути он слегка оступается, хватается за подлокотник дивана, и создается четкое впечатление, что он или пьян, или захвачен очень сильными эмоциями.
Наргиз во «вставке» поет, прижавшись виском к зеркалу и сдерживая слезы.
Наргиз падает на диван и плачет уже открыто, а мужчина равнодушно проходит мимо нее в кухонную зону огромной квартиры. Там он достает из увешанного магнитиками холодильника бутылку вина, ставит ее на черный квадратный столик рядом с одиноким бокалом и смотрит на полулежащую на диване женщину. Наргиз запрокинула голову и закрыла лицо руками, ее поза и движения говорят об очень сильной душевной боли.
Брюнет хочет налить вина в бокал, подносит к нему бутылку, но, подумав, ставит бокал обратно и делает глоток прямо из горла. Ненадолго возвращает бутылку на стол, прижимает ладони ко лбу, потом пьет еще. К Наргиз он даже не думает подходить.
Наконец, он встает и заговаривает с ней. Его жест, особенно в сочетании с выражением лица — он расставил руки в стороны ладонями вперед, — можно трактовать как выражение досады и гнева.
Наргиз сидит перед ним, уже не плача, у нее грустный и даже немного скучающий вид. Даже когда мужчина ударяет обеими руками по столу, она не вздрагивает.
Продолжая говорить, мужчина идет к ней, отпихнув по дороге стул. Он останавливается перед диваном, яростно взмахивает руками, а Наргиз сидит, склонив голову.
Наргиз во «вставке» печальна и серьезна.
Мужчина резко наклоняется над Наргиз и стучит по спинке дивана рядом с ее головой, крича. Певица закрывается руками, но он вцепляется ей в плечи и трясет, продолжая орать, пытается сдернуть ее с дивана, бьет.
Когда он на мгновение ее отпускает, Наргиз хватает с тумбочки около дивана черный круглый будильник (который вряд ли может служить оружием в такой ситуации) и неумело, отчаянно замахивается им. Ударить у нее не получается — мужчина успевает первым, Наргиз роняет будильник на диван и наконец-то вырывается и вскакивает.
Мужчина падает на колени у дивана и утыкается в него лицом. Наргиз убегает в ванную.
Наргиз во «вставке» сжимается в комок лежа на полу. Господи, это что, воспоминания о том, как он бил ее в прошлый раз?…
Наргиз включает воду, плещет себе в лицо из-под крана, а потом забирается в пустую ванну как есть, в одежде. Тюрбан она сняла или потеряла — оказывается, певица побрита налысо и носит только крохотную косичку на затылке.
Наргиз корчится от боли в ванне. Едва ли от физической — мучитель не успел причинить ей какой бы то ни было серьезный вред, скорее от душевной, перешедшей в физическую. Она раскачивается, обняв колени, сжимает кулаки, закрывает лицо.
На секунду мы видим мужчину, который остался в комнате. Он так и сидит у дивана, уткнувшись лицом в сиденье.
Наргиз, снова в тюрбане и в наброшенном прямо на платье черном пальто, спешит вниз по лестнице в полутемном подъезде и выбегает на освещенную фонарями вечернюю улицу. Она почти бежит прочь, ежась от холода, — одета она, судя по нарядам прохожих, совсем не по погоде, — и не глядя по сторонам.
На кадрах вставки — снова лежащая на полу Наргиз.
В квартире мужчина поднимает голову, медленно озирается, встает — и бежит вслед за ней, на ходу натягивая пальто. Он выбегает из подъезда, бегом несется по улице, озираясь и пытаясь понять, где же Наргиз могла спрятаться, бежит вверх по какой-то лестнице, мимо витрин — и, наконец, ее замечает и кидается к ней.
Мужчина подходит к ней сзади, кладет ей руку на плечо, начинает говорить. Наргиз кладет свою руку поверх его, и он ее обнимает. На лице Наргиз в этот момент отражается сложная гамма чувств, и радости среди них нет. Есть растерянность, есть решимость, есть грусть.
Вставка — Наргиз сидит на бортике ванны, Наргиз плачет от боли на полу, Наргиз закрывает лицо и всплескивает руками.
Наргиз и мужчина сидят за столиком в кафе друг против друга. Мужчина продолжает говорить, берет Наргиз за руки, но она только смотрит на него грустно и без улыбки.
***
ссылка на клип