Рафаэль — «Сикстинская Мадонна»

Изображение

Пословица «В чужой монастырь со своим уставом не ходят» говорит нам о многообразии мира, о культурных различиях. Так, с 10-го века на Руси пишут иконы Богородиц. Иконопись велика по духу, но её техника делает изображение плоским и далёким от реальных людей. В Европе лики святых писались с живой натуры объёмно; может быть, поэтому, даже спустя пятьсот лет, о «Сикстинской Мадонне» помнят, ею любуются, над её смыслом размышляют?

Немного истории. В начале XVI века Рим вёл войну с Францией за земли Северной Италии. Когда был взят город Пьяченца, папа римский Юлий II решил отблагодарить монахов за агитацию в пользу папских войск. Так для монастыря Святого Сикста был заказан заалтарный образ: Дева Мария является Святому Сиксту.

На знаменитой картине Рафаэля изображена Дева Мария, держащая на руках младенца Иисуса. Её взгляд, одновременно нежный и грустный, знающий о том, какое тяжелейшее испытание ждёт её сына в будущем. Ребёнок же полон здоровья, сил и энергии, взгляд не по возрасту умён.

Мать трепетно и нежно прижимает обнажённого младенца к себе, стараясь защитить сына от жизненных невзгод. Мадонна изображена стоящей на небесах, под её ступнями клубятся облака; это она принесла Благословение на землю. У Марии каштановые прибранные волосы, покрытые светло-коричневым платком, она одета в красное платье и синюю накидку до пят.

Ниже Мадонны на облаках изображены наблюдатели схождения Бога: слева – Папа Сикст II, справа – святая Варвара, а ещё ниже, в центре – два ангелочка. О Сиксте II известно, что он был казнён 258 году; стал покровителем рода Ровере (дуб). Кстати, к этому роду относился и Папа Юлий II — заказчик картины. Сикст одет в золотую мантию с вышитыми дубовыми листьями, у его ног лежит снятая из почтения тиара – тройная корона, символ единства Отца, Сына и Святого Духа. Он указывает рукой в сторону зрителей картины, а другая рука прижата к сердцу в знак преданности Деве Марии.

Варвара, девушка в длинном платье, смиренно опустила взгляд. Святая Варвара, жившая в III веке, уверовала во Христа втайне от отца-язычника. Она приняла пытки и смерть от руки отца и стала святой покровительницей города Пьяченце… Композицию из шести фигур обрамляет открытый занавес зеленого цвета. Занавес символизирует раскрытые Небеса и милость Бога-Отца, пославшего Сына на смерть ради спасения людей.

Новаторство художника проявилось во включении зрителя в композицию: кажется, что Мадонна, спускаясь с небес, смотрит зрителю в глаза. Первоначальное место картины было в храме, напротив большого распятия, поэтому выражения лиц и позы фигур обусловлены их сопереживанием Христу, страдающему на кресте.

Задник полотна полон облаками, но при ближайшем рассмотрении различимы головы детей. Рафаэль был привеженцем религиозного течения гностиков и считал, что ещё нерождённые души обитают на небесах.

А два ангелочка внизу картины вошли в сюжеты многих рождественских открыток и рекламных рисунков. Они написаны с двух упитанных мальчишек лет пяти и внешне отличаются от людей наличием крыльев. Ангелочки изображены лишь по грудь и обнаженными. Их равнодушные лица – символ принятия неизбежности божественного промысла: Иисусу уготован крест.

Рафаэль всегда вкладывал в свои полотна больше смысла, чем мог понять простой зритель. «Сикстинская Мадонна» — шедевр, в котором сочетаются несочетаемые явления: бренность тела и — святость духа, свойственное людям деторождение и – искупление человечества путём принесения Бога в жертву.

Всё смешалось и всё дополняет друг друга. Без тела невозможно изобразить женщину, подарившую миру Иисуса Христа, без духа нет жизни в теле… Столько эмоций и мыслей будит в зрителях это полотно! В XX веке картину критиковали интеллектуалы. Им блестяще ответила великая актриса Фаина Раневская: «Эта дама [Мадонна] столько столетий стольким нравилась, что теперь она сама имеет право выбирать, кому нравиться».

«Сикстинская Мадонна» Рафаэля написана в 1514 году маслом на холсте размером 265×196 сантиметров. До 1754 года находилась в монастыре Святого Сикста пока не была куплена курфюстом Саксонии Августом Третьим. В 1943 году немецкие фашисты спрятали её в заброшенную штольню. После войны полотно искали и спасли советские солдаты, и восстановили советские реставраторы. С 1955 года картина снова хранится в галерее Дрездена.