«Алиса», «Веретено»

Сюжет этого клипа довольно прост: лидер группы «Алиса», Константин Кинчев, вспоминает творческое прошлое своего коллектива. Сам клип снят в 2001 году, но включает в себя многочисленные фрагменты из клипов более ранних.

Начинается клип с черно-белых кадров: обнаженный Кинчев сидит в белой пустоте, обхватив руками одно колено. Он поднимает глаза на камеру, и фрагмент сменяется новым: теперь это вид на небо сквозь пальцы, снятый с эффектом сепии — видео не черно-белое, а черно-бело-ржавое. Черно-бело-ржавое небо исчезает, появляется черно-бело-ржавое шоссе, снятое сбоку и с высоты, картинка быстро вращается и уступает место кадрам с участниками «Алисы», прыгающими куда-то спинами вперед. Снова мелькает небо — и кадры становятся цветными, наступает настоящее время.
В кадре снова Константин Кинчев, его лицо с резкими чертами и немногочисленными, но уже заметными морщинами. В стриженных волосах, — известная всем алисоманам стрижка, короткие волосы спереди и длинные на затылке, видна седина. За плечами у него видно огромное озеро и стебли камыша.
Кинчев встает и оглядывается по сторонам, сощурившись и поджимая губы. Камера слегка отъезжает, и становится видно, что на нем кожаная куртка — «косуха», джинсы и темно-синяя майка. Некоторое время он выбирает, в какую сторону ему пойти, и, наконец, определившись с направлением, отправляется прочь от озера.
На следующих кадрах мы видим песчаный пляж, на который Кинчев выходит как бы из невидимого зеркала и раздваивается: один Кинчев идет в одну сторону, другой — в другую.
Путь продолжается. Константин проходит мимо небольшой рощицы через заросли многим знакомых растений с большими широкими листьями и белыми цветами-зонтиками на высоченных ножках. Листья еще зеленые, а вот цветы уже сухие. На следующих кадрах видны деревья с начавшей желтеть листвой — на дворе осень, время воспоминаний.
Кинчев идет по полю, через высокую траву, ненадолго останавливается, чтобы оглядеться еще раз.
Снова пляж, снова зеркало. Теперь певец стоит перед ним и проводит по нему пальцем. Мы не видим его самого, только отражение. Кинчев делает шаг в сторону, отходит от зеркала — и прошлое сменяет настоящее: навстречу камере, тоже по полю, но по другому, идут, танцуя, он сам, но моложе, и двое музыкантов. На Кинчеве-из-прошлого — черные кожаные штаны, торс скрывают некие черные лохмотья, возможно, бывшие однажды футболкой, правый глаз закрыт черной повязкой. Музыканты, — басист и гитарист, — тоже в черном, один из них голый по пояс.
Кинчев-из-настоящего переходит через пустырь со следами колес на песке. Кинчев-из-прошлого взмахивает руками, и Константин-из-настоящего ускоряет шаг и бежит — неужели от себя же в прошлом?
Кинчев останавливается, переводит дыхание, но бегство не удалось: на экране опять фрагмент старого, черно-бело-рыжего, клипа. Теперь это не поле, а узкий кирпичный коридор, по стене которого тянутся толстые трубы. Еще одна версия Кинчева-в-прошлом входит в этот коридор и спешит по нему, спиной к камере, сунув руки в карманы джинс. Он останавливается, зажигает в коридоре свет — и мы успеваем заметить, как Кинчев-из-настоящего отступает от стены в начале коридора и идет вслед себе-прошлому.
короткий фрагмент концерта, прерванный кадром с Кинчевым-из-настоящего. Тот оглядывается на концерт едва ли не с раздражением на лице — и быстро идет дальше.
Снова настоящее время, снова зеркало. Кинчев, стоя около него, сбрасывает косуху, потягивается, держа ее в руке, и продолжает свой путь уже улыбаясь, как будто освободившись от некого мрачного груза.
На следующих кадрах снова один из ранних клипов. Черно-бело-рыжая «Алиса» пляшет и кривляется на какой-то крыше, Кинчев сбрасывает с головы и швыряет на землю высокий колпак.
Колпак летит в настоящее и приземляется в цветном кадре, возле шоссе, по обочине которого идет теперь Константин. И остается лежать — на него никто даже не оглядывается.
Прошлое, гримерка. Кинчев сидит у трюмо, закинув на него ноги, его снимают на огромную камеру, рядом кто-то из музыкантов. В следующем кадре — ударник за установкой.
Снова настоящее, снова стремительная ходьба, снова берег озера. Снова зеркало — теперь Кинчев заходит за него и исчезает.
Старые концертные кадры, опять черно-белые. На сцену сыпется белый искусственный снег.
В настоящем Кинчев шагает по шоссе, через поле, перепрыгивает невысокий забор и останавливается передохнуть у высокого стога сена.
На новой вставке из прошлого — фрагменты старых клипов и концертов, снова с рыжим фильтром. Лица, и без того загримированные, этот фильтр превращает в совсем уж жуткие маски. В некоторые отрывки вмонтирован Кинчев-из-настоящего — он с грустью, и, кажется, иногда не без осуждения смотрит на себя и фанатов.
Привал окончен, пора продолжать поход. Дорога лежит через поле, через рощу, мимо линии электропередач. Неожиданно в кадре возникает лицо, перечеркнутое крестом прицела — но все хорошо, это не прицел, это разметка на линзе нивелира, на пути Кинчеву повстречался геодезист.
Снова прошлое переплетается с настоящим. В настоящем Кинчев заговаривает с геодезистом, пробует заглянуть в окуляр нивелира — и видит в нем прошлое, кадры из странных и нервных своих же клипов, полные диких гримас и дыма. На одном из них Кинчев танцует в шутовском колпаке — сам кадр черно-белый, и только колпак красный с черным. На другом — тоже танцы, в шортах и тоже в колпаке, но в уже виденном нами, не шутовском, а высоком и островерхом. В этот кадр вмонтирован Кинчев-из-настоящего — он, глядя через плечо, передразнивает свой же танец, потом отмахивается и уходит. Нам показывают, как он, около микрофона в студии, улыбается и поднимает скрещенные руки — «стоп».
Опять поле, опять нивелир. Кинчев-из-настоящего отворачивается от окуляра и идет прочь. Геодезист оглядывается ему вслед, и оказывается, что на лице у геодезиста — ярко-красная длинноносая маска. Маску Кинчев замечает, с досадой глядит на нее и продолжает путь. Косуху он размашистым жестом швыряет прочь.
Кинчев-из-настоящего бродит по полю, садится отдохнуть под опорой ЛЭП…а сброшенная косуха падает в прошлом, возле каких-то гаражей, и Кинчев-и-прошлого подбирает ее. Он уходит, перекинув куртку через плечо. Кинчев-из-настоящего замыкает его, уходящего, в сложенную из пальцев рамку, а потом опускает руки и остается сидеть, задумавшись.
***
Ссылка на клип

Анастасия Стоцкая, «Вены-реки»

Начинается клип с кадров автоаварии. Точнее, самой аварии мы не видим, а видим парк и черный автомобиль с развороченным капотом, стоящий под деревом у дороги. Лучи солнца пробиваются сквозь листву, кажется, это раннее утро.
В машине, на передних сиденьях, двое — девушка и за рулем парень, оба мертвы или без сознания. Камера по очереди приближается к ним, и кадр с лицом парня неожиданно сменяется кадром с головой хищной птицы — орлана.
Орлан сидит на увенчанном огромными рогами черепе тура, укрепленном напротив камина в старинном доме. По бокам от камина стоят два обитых кожей кресла, рядом с каждым в стене по высокой белой двери. Стены частично скрыты переплетением тонких черных ветвей без листьев.
Парень из машины тоже здесь, в этом доме. Он идет по залу, стены которого тоже почти полностью скрыты черными побегами. У зала высокий, изогнутый аркой потолок, с которого свисает тяжелая люстра.
В машине на парне была ничем не примечательная белая куртка с коричневыми полосами на плечах и рукавах. Здесь он одет в джинсы и красную спортивную куртку на молнии. Куртка ярко выделяется на фоне окружающей обстановки — всё вокруг окрашено в синевато-серые темные тона. У парня черные волосы и слегка смуглая кожа.
Кадр с парнем сменяется кадром с, по-видимому, валиком шарманки. Плоские металлические штифты, цепляясь за небольшие выпуклости на валике, воспроизводят звук.
В следующем кадре сама певица, Анастасия Стоцкая. Она сидит на кровати с высокими решетчатыми металлическими спинками, застеленной темно-синим шелковым покрывалом. На ней длинное платье из такого же шелка.
У Анастасии длинные каштановые волосы и очень загорелая кожа.
Слева от кровати стоит большая птичья клетка. Вероятно, именно из нее вылетели белые голуби, которые кружатся у певицы над головой. За голубями следит орлан.
Новый кадр, новый сюжет: маленькая девочка в пышном белом платье с завитыми золотистыми волосами сидит на стуле с полукруглой спинкой и подлокотниками. Она сидит боком, не доставая до пола босыми ногами.
Девочку фотографирует старинным фотоаппаратом с магниевой вспышкой преувеличенно серьезный мужчина в черных очках, в черной шляпе и во фраке с галстуком-бабочкой. У него тонкие усики и бородка. Девочка смотрит в линзы его очков, и ее глаза широко раскрываются, как от испуга.
Мы возвращаемся в комнату с кроватью. Теперь на ней сидят рядом две Анастасии Стоцкие, одинаково одетые, одна из них поет, а вторая смотрит на своего близнеца.
Вращаются шестеренки в уже виденной нами шарманке.
Анастасии поют, парень в красном с решительным заинтересованным видом идет по залу. Вращается валик шарманки — может быть, все происходящее закодировано в его выпуклостях?
Парень выходит к мраморной лестнице, над площадкой которой висит фото обнаженного мужчины в позе, похожей на позу бегуна на старте. По лестнице навстречу парню идут с двух сторон Анастасии.
Быстрая смена кадров и сюжетов. Снова девочка и фотограф, перевернутое изображение девочки в объективе, затем близнецы на кровати — и снова зал с лестницей и идущими по ней одинаковыми женщинами — они почти спустились вниз, и их трое.
Близнецы на кровати поют. Фотограф, наконец, поджигает магний во вспышке, но смотрит он, кажется, не на девочку, а на парня в красном.
Новая сцена — Анастасия, одна, танцует в зале. На ней не длинное платье, а короткое, с как будто изодранным подолом, и не темно-синее, а сложного серо-лилово-голубоватого оттенка. Кадры с этим танцем вливаются в общую мозаику: орлан, две Анастасии на кровати, девочка… снова сменяют друг друга.
Парень в красном проходит мимо спинки невысокого диванчика.
По лестнице продолжают спускаться Анастасии. Парень, кажется, следит за ними взглядом, но в одном кадре они не оказываются ни разу. Одна из Анастасий неожиданно идет вверх, проходя между двумя своими копиями.
В кадре снова девочка. Она подходит к небольшому застекленному ящику, в котором лежит блестящая маска — точный слепок человеческого лица с закрытыми глазами. Посмертный слепок?
В следующем кадре — фотограф, за его плечом парень в красном медленно приближается к мраморной лестнице. На лестнице никого нет.
Девочка раскрывает ящик с маской.
Парень замечает фотографа.
Анастасия стоит около трубы старинного граммофона.
Снова близнецы, одетые в синий шелк, на кровати.
Парень в красном опять идет через зал. В клипе довольно много повторений — не случайно в нем то и дело мелькает шарманка.
Две Анастасии со скучающим видом играют в шахматы, одна из них бросает быстрый взгляд в объектив.
Анастасия в длинном шелковом платье стоит на лестнице, закрыв ладонью лицо.
Крутится валик шарманки.
Фотограф протягивает шахматисткам квадратик белой бумаги. Они замирают и слегка испуганно глядят на него, как будто не решаясь взять.
Прежние кадры в новом порядке: парень в красном, орлан на черепе, девочка с маской.
Две Анастасии сидят рядом за клавесином. Они переглядываются и оборачиваются — кажется, что глядят они на третью Анастасию, танцующую в одиночестве в зале.
Мы снова видим, как поднимается по мраморной лестнице одна из многочисленных Анастасий, снова видим, как к этой же лестнице, но пустой, подходит парень в красном, как следит за ним краем глаза фотограф. Над сидящей на кровати Анастасией кружатся голуби, девочка в белом пугается фотографа, оглядываются две Анастасии за клавесином.
Парень в красном останавливается около диванчика, смотрит вперед, словно догадавшись о чем-то, и ускоряет шаг.
Многочисленные Анастасии в синих шелковых платьях шествуют вниз по лестнице — шеренга справа, шеренга слева, — спускаются и расходятся в разные стороны…что это? Парень в красном идет последним в одной из шеренг, и навстречу ему — одна из Анастасий.
Они встречаются, фотограф ловит их в объектив…но они проходят мимо друг друга.
Фотограф, — неужели с сожалением на лице? — поджигает магний.
В разбитой машине в парке парень и девушка открывают глаза.
***
Ссылка на клип

«B2», «Шар земной

Этот клип довольно мрачный, но сделан он очень стильно.
Черный экран, звучит вступление к песне. Вместе с первыми словами из темноты появляется солист. На нем – черная футболка, которая сливается с фоном. Поэтому яркими белыми пятнами выделяются только открытые части тела – лицо и руки.
Вдруг позади солиста вспышками освещаются другие участники группы – ударник, гитарист. Лучи белого света выхватывают фигуры из темноты, но быстро гаснут. Солист тем временем постепенно приближается к нам. Он не шагает, нет, а будто бы маленькими почти незаметными скачками перемещается в черном пространстве.
Музыканты с каждым разом освещаются все дольше. Звучит гитарный проигрыш – луч направлен на гитариста. Барабанщик исполняет свою партию – ярко освещен он. На заднем плане теперь видны звезды – они белыми бисеринками усыпали черное небо. Солист уже совсем перед нами, отчетливо видно его лицо. И вдруг оно расплывается и будто распадается на части, светлыми кружками растворяясь в пространстве вместе с последними аккордами песни.
***
Ссылка на клип

«ЧайФ», «Про бобра и барабан»

Звучит вступительный проигрыш. На экране – бобер в довольно необычном амплуа. Он стоит на задних лапках перед небольшим деревянным штативом. Своим черным носом он уткнулся прямо в экран фотоаппарата – совсем как настоящий фотограф, выбирающий удачный кадр.
Картинка на экране сменяется. Теперь мы видим бобра рядом со столиком, на котором расположен ноутбук. Затем наш первый бобер-фотограф опять выстраивает кадр – в максимальной сосредоточенности он даже приоткрыл рот. Второй зверек активно работает за ноутбуком.
Далее следует нарезка фотографий – вот домашний бобер несет в зубах огромную ветку, вот его лесной собрат отдыхает возле дерева на берегу, а тут зверек плывет по реке, прихватив с собой небольшое бревно.
«Зачем бобру барабан?» — поет солист в этот момент.
Дальше опять милые фотографии с лесными зверями. Семейство из трех бобров сменяют кадры с бобрами – одиночками.
Один из самых интересных выглядит так. Фотограф запечатлел бобра в тот момент, когда он наполовину скрыт водой. Над поверхностью – только морда и спина, которые с выбранного ракурса (животное снято спереди) выглядят как часть огромного мохнатого шара.
Еще один хороший кадр. Мужчина поддерживает бобра за передние лапки, а зверек в этот момент смотрит прямо в камеру. У него очень довольное выражение морды – он как будто улыбается. А на другой фотографии бобер удивленно смотрит на фотографа, чуть наклонив голову влево.
Вот зверек решил перекусить. Он удобно разлегся на деревянном помосте и зажал в передней лапке ярко-оранжевую морковь, которую уже почти съел.  Его трапезу поддерживает другой бобер – но он предпочитает капусту. Зверь аккуратно держит зеленый лист передними лапами – совсем, как человек.
Заканчивается видеоряд довольным бобром. Белые полукруглые зубки, черный аккуратный нос и неправдоподобно длинные ресницы – этот бобер настоящий красавец!
***
Ссылка на видео

Пума против медвежонка

Виднеются горы, краешек леса. По склонам небольшой горы поднимается важная грациозная пума. Её удлиненное гибкое тело серо-коричневого окраса, небольшая голова, крепкие огромные лапы и хищный взгляд говорит нам о том, что она здесь на правах хозяйки. Взойдя на каменную глыбу, осмотревшись, дикая кошка увидела маленького медвежонка, который, не подозревая о надвигающейся опасности, что-то ищет в траве. Легко передвигаясь по горным склонам, пума начала приближаться к своей добыче. Еще не видя хищницы, бурый медвежонок барахтается в траве, играя, переворачивается. Ему хорошо, весело. Пума, наблюдающая эту сцену, уже облизывается, предчувствуя скорый сытный обед. Борьба-то будет неравной, я-то сильнее!», — так думалось ей.
Она медленно, бесшумно, как большая кошка, сходит с огромного камня, направляясь к медвежонку, а медвежонок, почувствовав опасность, оглядывается. Пума одним мощным прыжком преодолевает довольно большое расстояние, чтобы наконец-то насладиться добычей. Маленькие глазки бурого медвежонка выражают испуг. Увидев её, мишка пускается бежать в противоположную сторону. Он бежит быстро, что-то пыхтя себе под нос. Пума же легко несется за ним вприпрыжку, скачки её огромные. Медвежонок тоже бежит, как умеет. Вот он стал возле камня на задние лапы, посмотрел испуганными глазками за тем, кто его догоняет, и снова побежал, спасаясь от погони. Пума же не оставляет своей добычи, погоня продолжается. Оба зверя бегут то по камням, то по земле. Медвежонок, оглядываясь, понимает, что эта погоня привела его к реке, через которую вместо мостика лежит упавшее дерево. Он бежит по бревну, спасаясь от преследования, торопится, потому что пума не отстает. Дерево оказывается коротким, и медвежонок понимает, что ему не удастся перебраться на другую сторону, и он возвращается назад. Дойдя до середины бревна, он поднимает голову и видит своего врага – пуму, которая уже успела подойти довольно близко. Медвежонок волнуется, торопится, он пытается пятиться назад, а пума продолжает уверенно идти на него. Мы видим её морду с черными отметинами, наглые карие глаза, широкий нос, темные уши. Облизнувшись, эта кошка очень близко подходит к медвежонку. Пятясь, он падает в бурлящую реку. Мишка плывет по реке, пытается ухватиться за бревно, и ему это удается. А довольный хищник все это наблюдает с берега. Пума не оставляет мысли насладиться своей будущей добычей. Ловко перескакивая через препятствия, большая кошка легко бежит параллельно берегу, где, барахтаясь в воде, плывет бедный испуганный медвежонок.
Медвежонок плывет на куске коряги, а пума грациозно передвигается по берегу рядом, наблюдая за своей добычей. Маленький зверь плывет спиной, ему не совсем удобно, он видит, что погоня продолжается. А река очень бурная, в ней много торчащих бревен, они мешают мишутке плыть. Пума же, легко преодолевая расстояние, пытается пересечь дорогу плывущему навстречу на бревне медвежонку. он без конца оглядывается, но течение неустанно подталкивает его навстречу пуме. А она хладнокровно ждет. Бурное течение реки как раз приблизило медвежонка к хищнику. Зверёк пытается увернуться, он бросается в воду и плывет против течения. Пума, открыв свою большую пасть и показывая клыки, рычит. она в гневе. У медвежонка очень жалкий вид. Течение всё равно относит его назад. Он отчаянно борется с течением. И вот маленького пловца относит к камню, на котором с нетерпением ждёт свою жертву грациозная пума!
Приблизившись к камню, на котором восседает хищник, мишка все же увертывается от неё, и опять пытается плыть в другую сторону. Только оказавшись на суше, медвежонок получает сильной лапой по мордочке. Пума, оскалившись, издает крик, медвежонок тоже кричит, защищаясь. Ей удается царапнуть лапой медвежонка. Он кричит, кричит очень истошно, громко, отчаянно! его крик становится все сильней и сильней, пума поднимает глаза и, что-то увидев вдали, за медвежонком, понимает: надо отступать! Что-то её испугало. А тем временем медвежонок с окровавленной мордочкой надрывно кричит, зовя на помощь. Оказывается, позади него стоит на задних лапах мама-медведица, которая пришла спасать своего незадачливого сынишку. А пума, ещё недавно злобная и напористая, поджав хвост, все быстрее и быстрее убегает, понимая, что проиграла. Медвежонок наконец-то оглядывается и видит маму-медведицу, которая машет ему головой. Она счастлива, что нашелся ее потерявшийся сынок. Медвежонок радостно подбегает к своей маме. Они встречаются. Медведица ласково облизывает своего малыша, медвежонок тоже «целует» её. Зрителю показывают огромные горы, где далеко внизу стоят большая медведица и ее очень маленький сынишка. Они наконец-то снова вместе!
***
Ссылка на видео